ІЗ ДОНЕСЕНЬ АГЕНТІВ НА ПОЕТА АНДРІЯ МАЛИШКА

21.12.2017 | 14:07   Олена Артюшенко
переглядів: 294

"Совершенно неприемлемым и недопустимым было «поэтическое», образное оформление всего текста либретто, последовательно выдержанное автором в духе националистической ограничености. Почти все песни, арии краснодонцев Малышко в националистическом духе «разукрасил» бесчисленными упоминаниями о «вишневих садках», «чебрецях», «крутых бережечках», «червоной калине» и проч. Автор текста сознательно избегал упоминаний хотя бы об одной черте, характеризующей, новое, социалистическое лицо Донбасса, новый, советский характер его людей..."

Справа особливого фонду № 7299 з архіву спецвідділу МВД УРСР (з 1992 р. СБУ) на Малишка Андрія Самійловича

ІЗ ДОНЕСЕНЬ АГЕНТІВ НА ПОЕТА АНДРІЯ МАЛИШКА (1940-і роки)
ДОКУМЕНТ ПЕРШИЙ ПРО РОБОТУ А.МАЛИШКА НАД ЛІБРЕТТО ДО ОПЕРИ «МОЛОДА ГВАРДІЯ»
Совершенно неприемлемым и недопустимым было «поэтическое», образное оформление всего текста либретто, последовательно выдержанное автором в духе националистической ограничености. Почти все песни, арии краснодонцев Малышко в националистическом духе «разукрасил» бесчисленными упоминаниями о «вишневих садках», «чебрецях», «крутых бережечках», «червоной калине» и проч. Автор текста сознательно избегал упоминаний хотя бы об одной черте, характеризующей, новое, социалистическое лицо Донбасса, новый, советский характер его людей. Герои либретто А.Малышко говорили и пели, как будто они являлись персонажами какого-нибудь Панька Кулиша. Помниться, в хоре партизан Малышко заставлял советских партизан называть себя не то «гайдамаками», не то «повстанцями», а командира отряда – «отаманом». В качестве «шахтерской» песни Л.Шевцова на вечеринке пела: «Дивчино моя, переяславко».
А.Малышко был извещен о том, что в его либретто были обнаружены крупнейшие недостатки и пороки, но, несмотря на неоднократные вызовы в ЦК КП(б)У, не являлся…
1.В либретто А.Малышко была сильно раздута и подчеркнута сцена паники при эвакуации. При этом Мейтус (композитор – Ред.) ссылался на то, что «так и в романе», однако это место ошибочное в самом романе Фадеева было еще больше усугублено либреттистом А.Малышко.
2.Либретто оперы совершенно замалчивало то самое важное для оперы, что борьба молодогвардейцев велась под руководством партии Ленина-Сталина, во имя свободы и независимости нашей советской социалистической Родины. В разговорах (ариях, дуэтах, диалогах) молодогвардейцев… совершенно отсутствовали такие слова и понятия, как Советская Родина, партия большевиков, недопустимо мало (или совсем ничего…) говорилось о том человеке, чей гений обеспечивал нам все победы – о товарище Сталине.
Больше того, все содержание борьбы молодогвардейцев фактически сводилось к «борьбе за Краснодон» – т.е. глубоко извращалось в антипартийном, несоветском духе.
3.Было специально обращено внимание на одно из мест в 1-м акте, где Валько, беседуя с Олегом, спрашивает у последнего: «Что же нам делать?». Тогда же И.Назаренко и Л.Новиченко было указано, что это не может быть истолковано иначе, как противопоставление комсомола партии и принижение руководящей роли партии…
4.В первом акте отступающие бойцы по либретто Малышко поют песню, содержание которой чрезвычайно пессимистично и не содержит в себе даже намека на неминуемую будущую победу Красной Армии над врагом. Было предложено часть ее переделать и дописать вторую о вере в победу, о неминуемости этой победы.

ДОКУМЕНТ ДРУГИЙ ПРО УКРАЇНСЬКИЙ ЛІТЕРАТУРНИЙ ПРОЦЕС КІНЦЯ 1940-Х РОКІВ
С Малышко я встречался в театре, на просмотре премьеры «Молодая гвардия» и на торжественном вечере в клубе писателей. Малышко и дальше наполнен духом оппозиционности ко всему происходящему сейчас в литературе. Он воздерживается от точных формулировок, но проявляет свое отношение резкими репликами, намеками, мимикой. В таком же духе он проявляет и свое отношение к Кагановичу: пожатие плеч, недовольное выражение лица.
Малышко возмущается статьями в «Литературной газете», вышедшими к тридцатилетию (Жовтневого перевороту – Ред.), в которых не упомянуто ряда имен писателей старшего поколения. Он говорит: «оказывается, что литературу эту тридцать лет делали не мы, а Руденки и Тихие, начавшие печататься только на тридцатом году». Это Малышко также считает результатом «официальной групповщины». Он возмущается, что «перечеркнули литературу за тридцать лет, выкинули всех, кроме Первомайского, Усенко, И.Лэ с Рыбаком».
СПРАВКА. Поэт Малышко состоит на формулярном учете. О его разработке даны указания, кроме «Стрелы», агенту «Ленскому».

ДОКУМЕНТ ТРЕТІЙ ПРО НАЦІОНАЛІЗМ В УКРАЇНСЬКІЙ ЛІТЕРАТУРІ
Поэт А. Малышко при встрече говорил мне:
«В руководстве Союзом писателей произошли большие изменения. В частности меня выгнали из заместителей Корнейчука. Выгнали меня также из редколлегии журнала «Днипро». Вообщем, я сейчас «генерал на пенсии». Мне все время противопоставляют Первомайского. Его считают марксистом, а меня – националистом. Чем же я виноват, что родился мужиком украинцем? Почему украинец не может быть марксистом-коммунистом? Выходит, что марксистом может быть только неукраинец…».
«Как они меня все покупали, – продолжал Малышко. – Задавал мне Первомайский вопрос, какое мое мнение: включать Максима Рыльского в антологию или нет. Мол, что я скажу. Если скажу да, они будут иметь против меня еще один аргумент. Я, мол, Малышко, поддержал националиста Рыльского». Я ответил: этот вопрос надо согласовать з ЦК. Как оттуда скажут, так и сделаешь.
Все это как будто мелочи, но они говорят о большой напряженной обстановке в союзе писателей. Там происходит затаенная и очень упорная борьба.
Тов. Шевко (начальник відділення 5-го управління МГБ – Ред.): Малышко очевидно группирует вокруг себя националистические элементы. Следите за ним и его связями.

ДОКУМЕНТ ЧЕТВЕРТИЙ ПРО ПИСЬМЕННИКІВ УКРАЇНЦІВ
Малышко выказывался: «Я веду список. Уже съедено двадцать семь писателей украинцев. Эта цифра о чем-то говорит… Ведь что сейчас делается в украинской литературе? Писателю украинцу нельзя даже переступить порог правления союза писателей, он там как бы чужой человек». Это мнение об атмосфере, создавшейся в Союзе писателей, я слышал и от многих других писателей. «Хорошо Северову, вдруг восклицает А.Малышко, – он русский писатель и ему никто не забросит обвинения в национализме. Живи, пиши, пей спокойно водку…».
«У нас, украинцев, никогда не было группировок (Малышко говорит о последнем периоде) – наоборот, мы были все разобщены. Мы, как черви, подтачивали друг друга, радовались несчастью своего друга. И в этом – наше бессилие».

СПРАВКА: Поэт Андрей Малышко разрабатывается по делу-формуляру, как украинский националист, значительно активизировавшийся за последнее время. Агенту дано задание о необходимости дальнейшего сближения с Малышко и большей активной разработки и выявления его связей.

ДОКУМЕНТ П’ЯТИЙ ПРО БОРОТЬБУ КАГАНОВИЧА З УКРАЇНСЬКИМ НАЦІОНАЛІЗМОМ
Малышко говорит: «Каганович допусил, что его ставленики использовали борьбу з украинским национализмом для своих личных целей и карьеристской спекуляции. А еврейские националисты использовали ее для реванша».
Малышко говорит: «С уходом Кагановича борьба з украинским национализмом не прекратится, только дураки на это расчитывают, но ее постепенно вернут на правильне рельсы – она не должна быть избиением кадров честной украинской интеллигенции».
Малышко в разговоре ссылается на свою партийность, на то, что говорит в интересах партии и государства. Он говорит, что «пойдет к Хрущеву и, как коммунист, как младший старшему, расскажет обо всем, что ему известно». В частности он, по его словам, «собирает документы – цитаты и формулировки», с которыми «двуличничали и дворушничали все эти Стебуны, Смульсоны, Первомайские, Усенки и Иваны Лэ». Малышко говорит, что он «расскажет Хрущеву всю правду о том, какую политику они проводили», расскажет «о каждом из них всю подноготную».

ДОКУМЕНТ ШОСТИЙ ПРО НЕСВОБОДУ ТВОРЧОСТІ
Малышко… возмущался тем, что должны появиться статьи, критикующие Рыльского и Яновского. Он говорил: «Копицю (критика – Ред.) завтра выгонят и нет Копыци, а Рыльский бессмертен…».
Малышко по существу не согласен з критикой романа Яновского «Жива вода», считая его вполне доброкачес­тве­нным…
В день начала совещания молодых писателей мы втроем с Малышко и Рыльским завтракали в ресторане клуба писателей. Рыльский тяжело переживал, как оскорбление то, что его «не пустили на совещание молодых». Малышко возмущался: «Это хамство и б…!»
Потом пошел разговор вообще о литературе. В завуалированных выражениях, а больше в намеках и при помощи многозначительной мимики – высказывались мысли о несвободе творчества, о том, что писать приходится не то, что хочешь и не так, как хочешь». Малышко говорил: «От нас требуют примитива! Примитив отталкивает читателя от важных вопросов современности».

Підготувала Олена Артюшенко,
ст. наук. працівник Обухівського
музею-садиби А.Малишка
banner2.gif

Минувшина

Вітаємо! ...

Місія

  Ми пропонуємо ...

Бачення

  До цих ...